Решение дифференциальных уравнений Примеры решения типовых задач Курс практики по математике Инженерная графика Машиностроительное черчение История дизайна Архитектура ПК Лабораторные работы Курс лекций по физике теплоэнергетика
Памятники древнерусского зодчества Усадьба «Высокие горы» Архитектура — особый вид искусства храм Аполлона в Бассах Вершиной творчества Брунеллески

Настоящую революцию в жилищном строительстве произвела архитектор из Австрии Грете Шютте-Лихоцки, создав в 1927 году свою знаменитую модель "Франкфуртской кухни". Шютте-Лихоцки считала, что традиционные кухни занимают много пространства, из-за чего стоимость квартиры значительно возрастает. Грете занялась скрупулезным анализом всех рабочих процессов, происходящих на кухне, тщательно измеряя все необходимые при этом движения домохозяйки и затрачиваемое на них время. Еще в 1921 году Шютте-Лихотцки писала: "Нужно просчитать каждый взмах руки и необходимое для этого время замерить секундомером; продумать все до миллиметра. Затем сопоставить данные, высчитать, нельзя ли сократить требуемые сегодня на определенную операцию десять движений до восьми и т. д.".

Послевоенный дизайн в Европе и России

Парфенон и храм Аполлона в Бассах , сооруженные в V в. до н. э. всего лишь на протяжении десяти лет выдающимися зодчими, позволя­ют в результате сравнения увидеть в их сходстве общие принципы творчества, а в различии — конкретное преломление этих принципов.

Несмотря на множество исследо­ваний, постановка вопроса дает право вернуться к уже известному, чтобы выделить и понять то, что сохранило силу воздействия до наших дней.

И периптер, и дорический ордер сложились ко времени строительст­ва храмов как система пластически и художественно осмысленная. Она формировалась более ста лет в ре­зультате множества повторений и тщательного отбора. Это был период высочайшего расцвета греческой культуры. Творческие возможности и строительная техника достигли к тому времени высокого мастерства.

Парфенон как символ гегемонии Афин должен был стать ведущим сооружением политического, культурного и религиозного центра страны. Так определились основная цель его создания и высокие мотивы творчества.

Отбор лучшего был первым условием создания Парфенона. Второе заключалось в уникальных чертах, привнесенных авторами, а также в умении последовательно в крупных противопоставлениях раскрыть образ во времени, создав кульминацию переживаний в интерьере. Характер­ные аспекты восприятия в соответствии с панафинейскими шествиями, несомненно, предполагали определенный эффект эмоционального воз­действия.

Акрополь возникал перед жителями Афин при выходе из узких улиц города. В контрасте к затесненному пространству открывались широкие панорамы; статуя Афины Промахос и храмы, поставленные на площадке скалистого холма, подчинив себе более низкие окружающие холмы, сли­вались в едином выразительном силуэте на фоне синего неба. Найденное взаимодействие архитектуры и природы отвечало постоянно при­сущему стремлению человека к гар­монии. Контраст узких улиц и широ­ких панорам, потребность к раскры­тию пространства, к нарушению одно­образия должны были быть объективным условием эмоционального воздействия открывшейся группы храмов. Господствуя на холме, Акрополь и Парфенон были в центре внимания жителей Афин.

Проход через Пропилеи активизи­ровал новую потребность к раскрытию и желание вновь увидеть на время скрывшийся Парфенон.

При всей напряженности ожидания и воображения неожиданность вновь увиденного превышала сложившееся представление и рождала эмоции. Момент этого переживания передает в своих дневниках А. Буров: «Прямо и несколько направо, на вздымаю­щейся бугром голубой, мраморной, покрытой трещинами скале — площадке Акрополя, как из вскипающих волн, вырастал и плыл на меня Парфенон... Было такое ощущение, будто ощупываешь Парфенон руками, дер­жишь руками и не можешь схва­тить» Поражающий всех образ не случаен. Мастер ввел в ти­пические черты периптера много дополнительного, уникального, благодаря чему Парфенон встал над всем, что было создано до него.

Курватуры карниза антаблемента и стилобата, заключающиеся в плавной приподнятости центральной части портика, создают ощущение упругости Можно предположить, что проход в интерьер храма через многоколонный портик пронаоса и слабо освещенное пространство между колоннами еще раз создавали условия для нарастания эмоциональной напряженности. Она предшествовала открытию внутреннего пространства целлы и сверкающей золотом статуи Афины, эффектно освещенной верхним светом. Вид на Акрополь Этот прием гиперболизации образов, действенный и выразительный, был достаточно деликатно использован автором. Традиционность  Парфеноне нарушают отклонения от типического — стройность ордера, курватуры, профилировка.  Новаторство храма Аполлона решают новая  система построения внутреннего пространства. система поперечных стен, сочетание  трек ордеров. аксонометрия Парфенона. Создав хорошо знакомый образ храма, автор на какое-то мгновение превысил прогноз неожиданностью противопоставления  изысканности архитектуры и дикости природы, а дальше нарушил хорошо известное новаторскими предложениями в разработке интерьера. В храме Аполлона ситуация и задание подсказали выбор другого приема, когда в основу взято только контрастное противопоставление, когда вновь созданный образ, превышая сложившиеся представления, сформировавшиеся в предшествующих условиях, не развивается далее. Несомненно, греки стремились к совершенству. Представления о прекрасном в архитектуре были высказаны ими в разработке ордера и периптера. В их образах было преодолено все множество противоречий. На основе этих реальных образов сложился уровень требований к архитектуре, сложились эстетические воззрения. Подобно Аристотелю, автор трактата считает природу той объективной реальностью, от которой художник отталкивается в своем творчестве. Однако в традиционную для античности теорию подражания природе он впервые вносит принципиальные поправки, отделяя искусство возвышенное от подражательного. Ворт придумал знакомый нам всем манекен (стилизованный торс человека) для работы и демонстрации моделей. мода стала важной областью художественного творчества. Первым модельером нового ХХ-го века и выдающимся реформатором женского костюма считается француз Поль Пуаре (1879-1944), освободивший женское тело от жестких корсетов, ставший диктатором моды, задающим не только фасон платья, но и стиль жизни. Впервые за последние 100 лет женщина получила возможность одеваться самостоятельно без помощи горничной, которая шнуровала корсет. Пуаре упразднил пышные прически, фальшивые локоны и шиньоны. Он учил женщин чувствовать, знать и любить свое собственное тело, демонстрируя все новые и новые модели, рожденные неистощимой фантазией. Его платья самого простого фасона, сшитые из панбархата и тюля, в цветах, бисере, перламутре, в искусственном жемчуге и кружевах, предвосхищали композиции в стиле Арт-Деко. В 30-годы Третьим рейхом создавалась новая "народная культура", в центре которой была арийская семья. В рамках этой культуры появился "народный автомобиль" (фольксваген), "народный радиоприемник", Было создано специальное ведомство "Красота работы". В представительской архитектуре общественных зданий Германии все больше начинал господствовать монументальный псевдоклассицизм (государственный стиль канцелярии). В ходе приготовлений к войне мебель стали изготавливать исключительно из дерева или клееной фанеры, так как сталь в Германии, начиная с 1935-36 годов использовалась только для нужд военной индустрии. Интернациональный стиль Новое формообразование, начатое в США Фрэнком Ллойд Райтом, в Европе - Адольфом Лоосом и Петером Беренсом, с середины 20-х годов сложилось в интернациональный язык форм в архитектуре и дизайне. Функциональные формы Баухауза стали "интернациональным стилем". Как и в архитектуре, в конце 20-х в проектировании мебели авторы тоже отказывались от декоративных орнаментов, пропагандируя ясность, прозрачность, элегантность и рациональность. Наряду с такими лидерами интернационального стиля, как Ле Корбюзье, Мис ван дер Роэ, Марсель Бройер, одним из протагонистов современности стал финский архитектор Алвар Аалто. Свои принципы свободного движения и элегантности Аалто воплотил в мебели из гнутой фанеры, которая в отличие от распространенной в то время мебели из металлических труб, создавала, по его мнению, ощущение большей теплоты (табуреты,кресла)
Интерьеры античности и возраждения в Италии